Снимаем тело мёртвого Христа.

Ах, кто готов к тому невероятью,

Что вновь заговорят Его уста?

Спаситель наш! Он был большого роста —

Его несём с Голгофы вчетвером.

Кровь запеклась — вот чёрная короста;

Её не без усилия сотрём.

У кожи цвет остынувшего пепла.

Всё неживое! Разве обороть

Возможно тленье? Вера не окрепла.

Я вижу коченеющую плоть —

Я чувствую: сомкнулись эти веки

Столь крепко, что никто и никогда

Их не разлепит. Уходя навеки,

Он стал для нас далёким как звезда.

Его казнили. Это потрясенье.

Он что-то про бессмертье говорил —

Ужель и впрямь возможно воскресенье?

Я чувствую касанье странных крыл —

Улавливаю волны благодати!

Кто сердцу утешение принёс?

Незримые снимаются печати —

И мне во сне является Христос

Встают за ним ряды тысячелетий!

И я ещё не знаю, изумлён,

Что день пройдёт — потом второй и третий —

И светозарно сбудется мой сон.

Мне показалось: этот крест растёт

Как дерево! И сила притяженья

Над ним не властна! Он достиг высот,

Где не избегнуть головокруженья —

Я поднят к Богу! Только почему

Зависит нарастающая тяга

От нашей боли? На себя приму —

Пусть горемыка я и бедолага —

Весь груз вины! Я целиком в Христе.

Не разделить ни подвиг, ни страданье.

Ведь мы одно на жуткой высоте —

Наш крест перерастает мирозданье.

Ах, что прекрасней пенья горних сфер?

На мир земной гляжу, склоняясь долу.

Ужели я, вчерашний маловер,

Чудесно поднят к Божьему престолу?

Мне сказано: Ты тоже будешь Бог.

— Приемля благодарно эту участь,

Я восславляю — мне Господь помог —

Распятья небывалую растучесть.

Голгофский крест!

Он вновь пророс в России —

Он миллионы отпрысков даёт.

Ах, что сегодня плач Иеремии?

Лишь детский всхлип! Теперь масштаб не тот —

Стенает

Вся страна! И по Вселенной

Идёт волна надрыва и тоски.

Лубянка разверзается геенной!

Страна попала в жуткие тиски.

Ещё

Не прокричал петух с повети.

Ещё не можем сбросить смертных пут.

О Боже мой! В каком тысячелетьи

К нам ангелы пасхальные сойдут?

Это будет: засвищут бичи —

И в душе встрепенётся тревога.

Истязатели и палачи,

Вы сегодня замучили Бога.

Это надо же: руку поднять

На Спасителя! Увещеванье



Что для них? От Него благодать.

А Ему от людей — бичеванье.

Вот лежит бездыханный Христос.

Мир захвачен глухой коловертью.

Он на Землю бессмертье принёс;

Мы же Богу ответили — смертью.

Вознёсся

Транскосмической антенной

Голгофский крест! Уходит в ночь сигнал —

Спаситель умер!

Горечь жизни бренной

Он в шкуре человеческой познал.

Давно ль

Пришла на Землю весть благая?

Дурная весть уходит от Земли,

Мгновенно

Дальних братьев достигая:

На смерть мы Бога Сына обрекли.

Что он принёс?

Участие и нежность.

Он призывал прощать своих врагов.

А что теперь?

Тоска и безнадежность!

Наш мир к Преображенью не готов.

По сути он

Походит на отстойник

Миазмов гиблых! Я кляну судьбу,

Внезапно осознав,

Что Бог — покойник:

Как страшно видеть Господа в гробу!

Я знаю:

От моей родной планеты

Весь космос отвернулся в этот час.

У Приснодевы

Руки ввысь воздеты.

Мне кажется: Отец не слышит нас.

Предаться бы

Великому запою —

И позабыться! Плачу во хмелю.

Ужель себя

От истины закрою?

Ужель и впрямь врага не полюблю?

Но грянет Пасха,

Полная мажора!

Не откажись от красного яйца.

…И всё-таки

Голгофского позора

Мы искупить не сможем никогда.

Осознаю, что мировая ось

Проходит по голгофскому распятью!

Пробиты руки Господа насквозь,

Но в них я ощутил порыв к объятью.

Он и сейчас являет широту

В трагическом своём, прекрасном жесте —

Я сораспяться с Ним за честь сочту!

Что впереди — ничтойное безвестье?

Совсем не так! Средь множества планет

Избрали Землю для особой роли.

Черна Голгофа! Но Фаворский свет

Перекрывает приступ смертной боли.



Кто говорит, что муки нипочём

Спасителю? Доподлинно терзанье —

Реальна смерть. Но жизнь забьёт ключом

В Его гробу! И закричат земляне:

— Христос воскрес! В Его остывший прах

Тепло вернулось. Где настрой печальный?

На всей планете — и на всех мирах —

Сегодня слышен дивный звон пасхальный.

Ещё не сняли Господа с распятья.

Ещё на ранах кровь не запеклась.

Ах, что мои бессильные заклятья?

Вторая воплотилась ипостась —

Восприняла природу человечью.

К нам Бог сошёл. Мы были рядом с Ним.

Но ныне ужаснусь противоречью:

Мы своего Спасителя казним —

Мы Бога Слово так жестоко мучим!

Хоть ныне слепоту превозмогли —

Нет покаянья! И благополучьем

Доселе не отмечен путь Земли.

Масштабней не бывало неудачи!

Ведь это надо ж: Бога проглядеть —


snizhayushij-effektivnost-deyatelnosti-konsultantov.html
snizhenie-cen-i-velikie-strojki-kommunizma.html
    PR.RU™