Снижающий эффективность деятельности консультантов.

Работа консультантов по предупреждению абортов – достаточно аффективно нагруженная, причем связана в основном с отрицательными эмоциями. Необходимо суметь противостоять закрытой позиции клиента, который зачастую не хочет, чтобы ему «лезли в душу». К тому же консультация проводится за несколько дней или даже часов до аборта, когда крайне трудно изменить решение клиента. При любых усилиях, все же невелик процент тех женщин, которые меняют свое решение и оставляют ребенка.

Эти и другие факторы приводят к достаточно быстрому профессиональному выгоранию консультанта, потере им уверенности в собственной профессиональной компетентности и даже в верности того дела, которым он занимается.

Известно, что люди с определенными чертами личнос­ти (беспокойные, чувствительные, эмпатичные, склонные к интроверсии, имеющие гуманистическую жизненную ус­тановку, склонные отождествляться с другими) больше подвержены этому синдрому.

При работе с женщинами, идущими на аборт присутствуют многие факторы, активизирующие синдром профессионального выгорания:

— монотонность работы, особенно если ее смысл кажется сомнительным;

— вкладывание в работу больших личностных ресурсов при недостаточности признания и положительной оценки;

— строгая регламентация времени работы, особенно при нереальных сроках ее исполнения;

— работа с "немотивированными" клиентами, постоянно сопротивляющимися усилиям консультанта помочь им, и незначительные, трудно ощутимые результаты такой рабо­ты;

— напряженность и конфликты в профессиональной сре­де, недостаточная поддержка со стороны коллег и их излиш­ний критицизм;

— неразрешенные личностные конфликты консуль­танта.

Основным «орудием труда» консультанта является его собственная личность. Для того чтобы оказывать эффективную помощь другим людям, необходимо хорошо осознавать не только уровень собственной личностной и профессиональной зрелости, но и собственное психо-эмоциональное состояние. Как установлено многочисленными исследованиями отечественных и зарубежных ученых, работа психолога, консультанта, специалистов различных социальных служб связана с большими нервно-психическими нагрузками. Предоставляя свою личность клиенту как точку опоры, психолог, незаметно для себя, начинает «профессионально выгорать». Дело в том, что в процессе выполнения любой работы человек испытывает физические и нервно-психические нагрузки. При небольших, либо при значительных разовых нагрузках бессознательно включаются естественные механизмы регуляции, благодаря чему организм справляется с последствиями нагрузок сам, без сознательного участия человека. Например, после тяжелой физической (реже – умственной) работы человек может проспать больше обычного и встать отдохнувшим. Если нагрузки значительны и действуют длительное время, для сохранения психосоматического здоровья необходимо бывает сознательно использовать различные приемы и способы, помогающие организму восстановить силы.



Самым первым шагом в профилактике синдрома профессионального выгорания должно быть осознание, отслеживание, мониторинг собственного психо-эмоционального состояния. Осознание предполагает учет тех профессиональных факторов, которые способствуют появлению симптомов «профессионального сгорания»:

Физиологические факторы, связанные с условиями труда: гиподинамия, повышенная нагрузка на зрительный, слуховой, голосовой аппараты;

Психологические трудности: контакт, как правило, с клиентами, находящимися в негативном эмоциональном состоянии, необходимость быть все время в «форме», отсутствие эмоциональной разрядки, большое количество контактов в течение дня и т.д.

Специалист должен осознавать, что при таких особенностях профессиональной деятельности уровень психо-эмоционального напряжения постепенно накапливается. Выражается это в повышенной раздражительности, беспокойстве, повышенной утомляемости и т.п. При достижении определенного уровня напряженности организм пытается защитить себя. Это проявляется в осознаваемом или неосознаваемом желании уменьшить нагрузку, например, уменьшить или формализовать время взаимодействия с клиентами.

Специалисты выделяют 3 основных стадии синдрома профессионального сгорания.

Первая стадия – функциональный уровень: забывание каких-то моментов, сбои в выполнении каких-либо двигательных действий и т.д. Обычно на эти первоначальные симптомы мало кто обращает внимание. В зависимости от характера деятельности, величины нервно-психических нагрузок и личностных особенностей специалиста первая стадия может формироваться в течение трех – пяти лет работы.



На второй стадии наблюдается снижение интереса к работе, потребности в общении, нарастание апатии, появление устойчивых соматических симптомов (нет сил, головные боли, нарушения сна); повышенная раздражительность, которая становится более заметной, чем на первом этапе, и самому человеку, и окружающим. Время формирования данной стадии – 5 – 15 лет.

Третья стадия – собственно личностное выгорание. Характерна полная потеря интереса к работе и к жизни вообще, эмоциональное безразличие, ощущение постоянного отсутствия сил. Человек стремится к уединению. Стадия может формироваться от десяти до двадцати лет.

В работе по профилактике синдрома «профессионального сгорания» вслед за осознанием механизма его возникновения идет мониторинг собственного психо-эмоционального состояния. Положительное действие этого мониторинга основано на том, что человек не может одновременно «прокручивать» отрицательные эмоции и логически оценивать ситуацию: либо одно, либо другое. То есть, начав логический анализ ситуации, человек «выключает» непродуктивные отрицательные эмоции.

Мониторинг необходим также для того, чтобы выявить ранние признаки психо-эмоциональной перегрузки. Некоторые изменения в эмоциональном состоянии являются достоверными признаками этой перегрузки или начинающейся манипуляции. К числу таких признаков относятся:

- дисбаланс эмоций – противоречивость, амбивалентность, например, сочетание гордости и обиды, радости и недоверия, «когда одновременно смешно и неприятно»;

- «странность» эмоций, например вспышка ярости в момент обсуждения несущественных подробностей плана действий, и т.п.;

- резкий всплеск эмоций, который не кажется оправданным объективными характеристиками ситуации. Это самый важный индикатор, который должен быть проанализирован в первую очередь. Однако парадокс состоит в том, что при возникновении интенсивной реакции мы забываем о мониторинге. Поэтому тот индикатор, который легче всего заметить, оказывается самым трудным для практического применения. Вместо того, чтобы использовать собственную эмоцию как важный информационный сигнал, мы отдаемся во власть этой эмоции.

Альберт Эллис высказывал идею о том, что преувеличенные эмоции являются признаком того, что активизирована иррациональная идея. Если задеты наши (зачастую неосознаваемые) представления о том, какими должны быть мы сами, окружающие и мир в целом, то возникают неприятные чувства, по интенсивности превосходящие значение произошедшего события. Вместо легкой озабоченности, человек почему-то испытывает панику, вместо сожаления – отчаяние, вместо небольшого раздражения – бешенство.

Существует несколько типов иррациональных идей:

1. Все должны меня любить и одобрять то, что я делаю.

Это — общая установка, и она может быть конкретизиро­вана в виде следующих вариантов: а) все должны уважать меня, потому что я — хороший специалист (хороший человек, начальник); б) если я делаю что-то, значит, я должен быть уверен, что все это одобрят (если нет, значит, я делаю что-то не то или не так).

Эта установка сознания абсолютно неразумна: ожидать любви и одобрения - значит, подвергаться беспокойству, огорчениям, потому что кто-то не одобряет наши действия. Невозможно удовлетворять вкусам одновременно всех людей. То, что нравится одним, раздражает других. Кроме того, если человек целиком ориентирован на одобрение других людей, он вольно или невольно попадает в зависимость от них. Из всех видов зависимости этот — наихудший, ведь чувства и эмоции переменчивы. Нет лучшего пути к потере самостоятельности, уверенности в себе, целостности и глубины, чем постоянное желание заслужить любовь окружающих. Лучше оставаться верным самому себе, стремясь к творчеству, продуктивной деятельности, раскрытию своих способностей. Если человек таков, то любовь или нелюбовь со стороны окружающих не будут оказывать на него существенного влияния. Но если, в силу индивидуальных особенностей, вы зависите от мнения окружающих, то лучшим выходом для вас будет поиск людей, с которыми вас объединяли бы общие взгляды, убеждения, идеи. Лучше тратить время на общение с друзьями и единомышленниками, чем на бесплодные попытки угодить всем и каждому.

2. Человек должен быть прекрасным (идеальным), безупречным во всех отношениях и добиваться успеха в любой области.

Распространенный вариант этого ложного убеждения может выглядеть так: если человек не добивается успеха — это нестоящий человек.

Очевидно, что быть совершенным, безупречным во всем сразу невозможно. Если это становится целью, то человек обречен на постоянные терзания по поводу своих неудач, настоящих, прошлых и будущих. Он загоняет себя в психологический тупик, и даже тогда, когда ему удается добиться успеха и окружающие признают его талантли­вым (даже самым талантливым!) в какой-то области, та­кой человек постоянно беспокоится из-за того, что завтра, возможно, утратит положение лидера. Конечно, стремление к совершенству необходимо, но история по­казывает, что многие люди, попавшие в плен завышенных требований к себе, не добились того, чего хотели. Мало кому удается достичь чего-то сверхъестественного, зато неудачи и промахи постигают каждого. Важно хорошо делать дело, усваивать уроки, которые дает нам жизнь, а остальное — приложится.

3. Ужасно, когда у меня получается не так, как хочется.

Вариант этого убеждения: «Вечно у меня все не так!» или «Другим все дается легко, а мне ...». Такого рода взгля­ды можно охарактеризовать как инфантилизм, то есть со­хранение во взрослом возрасте некоторых детских пред­ставлений о мире. Это иллюзия, что мир и все, что в нем происходит, должен быть таким, каким он нам нравится. Взрослый человек принимает как должное то, что окружающее ни­когда точно не соответствует его желаниям. Важно помнить, что в нашем мире больше сдав­шихся, чем побежденных.

4. Человек расстраивается из-за внешних событий и об­стоятельств, на которые не может повлиять.

Отсюда вытекает убеждение, что причины наших вол­нений, переживаний, негативных эмоций лежат вне нас, в объективном мире, который от данного человека не за­висит. В действительности же в абсолютном большинстве случаев люди расстраиваются не из-за обстоятельств, а из-за того, как они интерпретируют их для себя.

5. Возможная неприятность порождает беспокойство. Пока опасность не пройдет, надо все время ее ожидать и готовиться к ней.

Беспокойство по поводу возможной неприятности — это не лучший способ борьбы с ней. Во-первых, нет никакого смысла беспокоиться и нервничать без повода. Делая это, вы не избавите себя от неприятности. Более того, беспокойство и волнение не только не предотвратят неприятность, но могут и способствовать ей, сделать из возможной реальной. Во-вторых, часто бывает, что когда ожидаемая неприятность все-таки происходит, человек уже неспособен с ней справиться, ведь все его внутренние силы ушли на переживание во время ее ожидания. Может случиться и так, что ожидаемая неприятность вообще не произойдет или произойдет, но не с такими последствиями, которые ожидались. А это означает, что силы и нервы потрачены зря.

6. Избегать трудностей и ответственности легче (удобнее), чем брать их на себя и справляться с ними.

Устранение от ответственности приводит к тому, что в будущем нерешенные проблемы становятся неразрешимыми. Счастливая жизнь — это не отсутствие проблем, а успешное их решение.

Чтобы отследить и осознать действие какой-либо иррациональной идеи или эмоции, не оправданные объективными характеристиками ситуации, необходимо уметь «выходить» из этой ситуации, то есть становиться над ней. Для этого нужно как бы остановиться и посмотреть на себя, на ситуацию со стороны. Основным препятствием для этого шага является нежелание терять время.

«Мы все находимся во власти времени, но время здесь ни при чем. То, что время течет, и то, что мы куда-то спешим – несколько разные вещи. Спешить – это внутреннее состояние, действовать быстро – внешнее. Например, в отпуске, в деревне идет человек по полю быстро, живо – и никуда не спешит. Иногда несет человек 2 чемодана, сильно спешит, а движется как улитка»[10].

Поспешность, как отмечает А. Сурожский, состоит в том, что человек хочет быть на полвершка перед собой: не там, где он находится, а все время чуть впереди. На это затрачивается очень много сил: в это время человек не живет: «…человек, которого здесь нет, жить здесь не может, а человек, который здесь – не живет, он спешит.

В настоящем мы не живем практически никогда. Чтобы полностью прожить какой-то момент в жизни, необходимо уметь останавливать время»[11]

Чтобы почувствовать, что значит быть над ситуацией, можно попытаться вспомнить экстремальные события в жизни, когда ни будущее, ни прошлое не имеют значения, когда человек осознает огромную ценность настоящего мгновения. Или другой пример: человек едет в машине и любуется природой. Машина сама едет, а человек живет, осознает, что находится перед его взором. Так и в жизни можно ходить, разговаривать, работать - и одновременно осознавать себя. Эта способность осознания настоящего – основа мониторинга эмоционального состояния.

Рефлексируя собственное психо-эмоциональное состояние специалист получает возможность вовремя и эффективно использовать различные способы и методы саморегуляции: связанные с управлением дыханием, тонусом мышц, движением, с воздействием слова и образа и т.п.

Одним из существенных факторов, преграждающих усу­губление "синдрома сгорания", является принятие личной ответственности за свою работу[12]. Если консультант из-за не­удач или плохого самочувствия занимает пассивную позицию и обвиняет окружающих, чувство бессилия и безна­дежности лишь увеличивается. Ответственность может быть перенесена вовне различными способами: "мне не везет, по­тому что клиенты противятся консультированию и не хотят ничего изменять в жизни"; "во всем виновата организация труда, а все это от меня не зависит"; "у меня слишком много клиентов и мало времени для каждого из них' и т п. Такая пассивная позиция консультанта заставляет его чувствовать себя жертвой, что способствует возникновению профессионального цинизма. Поэтому консультанту особенно важно испытывать чувство ответственности и уметь работать даже при наличии ограничений и препятствий.

Существует также немало конкретных способов предупреждения синдрому выгорания:

— культивирование в рамках профессиональной деятельности других интересов, не связанное с консультированием. Целесообразно сочетать работу с учебой, исследованиями, написанием научных статей;

— внесение разнообразия в свою работу, создание новых проектов и их реализация без ожидания санкционирования со стороны официальных инстанций;

— поддержание своего здоровья, соблюдение режима и питания, овладение техникой медитации;

— удовлетворяющая социальная жизнь; наличие не­скольких друзей (желательно других профессий), в отношениях с которыми существует баланс;

— стремление к тому, чего хочется, без надежды стать победителем во всех случаях и умение проигрывать без не­нужных самоуничижения и агрессивности;

— способность к самооценке без упования только на ува­жение окружающих;

— открытость новому опыту;

— умение не спешить и давать себе достаточно времени для достижения позитивных результатов в работе и жизни;

— обдуманные обязательства (например, не следует брать на себя большую ответственность за клиента, чем делает он сам);

— чтение не только профессиональной, но и другой хо­рошей литературы, просто для своего удовольствия без ори­ентации на какую-то пользу;

— участие в семинарах, конференциях, где предоставля­ется возможность встретиться с новыми людьми и обме­няться опытом;

— периодическая совместная работа с коллегами, значи­тельно отличающимися профессионально и личностно;

— участие в работе профессиональной группы, дающее возможность обсудить возникшие личные проблемы, свя­занные с консультативной работой;

— хобби, доставляющее удовольствие.

Итак, чтобы избежать "синдрома сгорания", консультант должен изредка, но обязательно оценивать свою жизнь во­обще — живет ли он так, как ему хочется. Если существую­щая жизнь не удовлетворяет, следует решить, что нужно сделать для положительных сдвигов. Только должным обра­зом заботясь о качестве своей жизни, можно остаться эффективным консультантом.

Безусловно, существуют серьезные объективные трудности, но, как известно, не события оказывают большее влияние на наше психосоматическое здоровье, а то, как мы их воспринимаем и интерпретируем. Ясное осознание происходящего – начало мудрого отношения к жизни, которое состоит в том, что человек стремится иметь силы изменить, то, что можно изменить; терпение, чтобы принять то, что нельзя изменить и ум, чтобы отличить одно от другого.

Анализ причин абортов

В течение 3-х лет мы проводили качественно-количественный анализ «нежелательной» беременности.

Около 50 % женщин, собирающихся прервать беременность, использовали различные противозачаточные средства.

Далее (в порядке частоты) представлены причины, которые называют сами женщины:

- Материальные и жилищные проблемы;

- Страх перед физическими и моральными трудностями (уже есть ребенок, уже поздно, проблемы со здоровьем, первый ребенок проблемный, никто не помогает и т. п.);

- Неблагополучные отношения в семье (нет надежного тыла, опасность остаться одной с детьми);

- Ребенок вне брака.

Отказываются от аборта и встают на учет по беременности женщины, имеющие поддержку мужа или родителей. Это, как правило, те, которые приняли решение об аборте в состоянии аффекта, не обдумывая глубоко ситуацию, или те, у которых доводы за и против колеблются в пределах 50/50.

Женщины, которые заранее настроены агрессивно по отношению к процессу консультирования, как правило, делают аборт, несмотря на незначительные объективные причины.

Основной «внутренний» фактор, определяющий решение женщины сделать аборт –

отсутствие моральной поддержки;

сильное социальное давление, подталкивающее женщину «не брать на себя обузу»;

страх потери жизненного комфорта.

Эти причины можно разделить на 2 основные категории: внешние и внутренние.

Внешние – связаны с тем, что люди, которые не хотят ребенка, не предохраняются; или беременность наступает «через» средства контрацепции. В данном случае проявляется такая распространенная установка: «это не может случиться со мной». Чаще, безусловно, такое отношение встречается у молодых девушек. Оно проявляется не только в том, что не предохраняются, но и в том, что не знают, что нет 100% средства предохранения, несмотря на то, что об этом говорится в аннотации к каждому контрацептиву. На аборт идут женщины со спиралью, регулярно принимающие гормональные таблетки и т.д.

В целом, у населения достаточно низкий уровень знаний об особенностях функционирования собственного организма и методах сохранения здоровья.

«Этого не может случиться со мной» - не только русское «авось», это универсальный защитный механизм от непредсказуемости жизни. Это убеждение на том или ином уровне сознания существует в каждом из нас. Это вера в собственную неуязвимость, прочность, превосходящую обычные законы человеческой судьбы. В определенный момент каждый из нас сталкивается с каким-либо кризисом: это может быть серьезная болезнь, неудача в карьере или развод; или, в данном случае, «нежелательная» беременность. И это событие внезапно открывает человеку его обыкновенность и разрушает убеждение в том, что жизнь будет постоянным и бесконечным подъемом, что она легко управляема. Человек сталкивается с тем, что он должен учитывать последствия своих действий, несмотря на внешние способы «контроля» за жизнью.

Сам факт беременность «через» средства контрацепции поднимает внутренние причины абортов. И здесь, несмотря на разнообразие доводов, которыми женщина обосновывает свой шаг (материальные и жилищные трудности, необходимость профессионального обучения, карьера и т.д.) выделяется такой основной фактор, как неуверенность в стабильности отношений с мужчиной.

Таким образом, первичной профилактикой абортов может быть формирование у подростков и молодежи просемейных установок, развитие способности находить оптимальный выход из проблемный ситуации.


Процедуры и техники консультирования[13]

Далее будет представлен материал, раскрывающий основные техники консультирования. Этот раздел будет полезен начинающим или не имеющим специального психологического образования консультантам.

Слушание клиента

Обычно в процессе беседы собеседники говорят по очереди. Однако в консультировании все происходит иначе, особенно в начале беседы. Здесь вербальная активность кон­сультанта должна быть минимальной, чтобы клиент смог сосредоточить внимание на раскрытии своих проблем и трудностей. Консультант должен не столько говорить, сколько выслушивать. Умение выслушать означает выраже­ние искренней заинтересованности другим человеком.

Существуют два важных аспекта, связанных с этим уме­нием. Во-первых, каждый человек испытывает потребность общаться с другим человеком по важным для него делам. Во-вторых, наша склонность поддерживать других или со­глашаться с ними зависит от того, насколько они выслуши­вают нас. Качество, а точнее эффективность консультативного взаимодействия в немалой степени зависит от умения выслу­шать и услышать.

Однако существуют некоторые обстоятельства, мешаю­щие внимательно выслушивать. Часто то, что говорит кли­ент, не соответствует установке консультанта, и он слушает невнимательно. Широко распространена манера, нередко и в консультировании, когда мы не столько слушаем собесед­ника, сколько реагируем на его сообщения, в мыслях зара­нее сформулировав реплики, ответы, вопросы и т.п. Это только видимость слушания. Одним из последствий социаль­ного обучения является избегание излишней информации о другом человеке, что иногда побуждает консультанта сопро­тивляться рассказу клиента о глубоко личных делах, а ре­зультат такого сопротивления — опять же невнимательное слушание. Женщина, планирующая прервать беременность, предполагает, какие контраргументы будет приводить консультант, поэтому говорит, как правило «стандартными» фразами. В ответ на это консультанту трудно вычленять личностное содержание в сообщении клиента, и он выдает «стандартно» подготовленную информацию, которая мало связана с переживаниями женщины, в результате чего даже очень ценное в речи консультанта бывает не услышано. Порой рассказываемые клиентом события или затронутые темы вызывают неприятные чувства: тревогу, напряжение. Консультант, стремясь избежать неприятного состояния, может не услышать в повествовании некоторые важные подробности. Трудности выслушивания вызывают и клиенты, которые непрестанно жалуются на свои пробле­мы, особенно на социально неизбежные ограничения (ограниченность материальных средств, неустойчивость отношений с партнером и т.п.)

Выслушивание прежде всего представляет собой обрат­ную связь с мыслями и чувствами клиента, побуждает кли­ента далее говорить о своей жизни, о ее затруднениях и проблемах. И как основной результат способствует установлению доверительных отношений и более глубокому пониманию клиентом его жизненной ситуации.

В любом случае, правильное выслушивание — это актив­ный процесс. Он охватывает все виды ощущений плюс интуиция, отражение и эмпатия. Имеется ввиду огромное внимание к деталям, какими бы незначительными они ни были.

О главном терапев­тическом смысле правильного выслушивания и значении выслушивания для клиента красиво пишет Карл Роджерс:

"В жизни я много раз неожиданно сталкивался с неразре­шимыми проблемами, чувствовал себя идущим по кругу, наконец, проникнутый неполноценностью и безнадежностью, полагал, что нахожусь в психозе. В такие моменты я думал, что был бы счастлив, если бы удалось найти людей, которые выслушали бы меня и проявили глубину понимания. Чтобы они выслушивали без оценок и осуждения, не ставя диагноз. Я смог убедиться, что, если при психологическом диском­форте кто-то выслушивает подобным образом, не принимая на себя ответственности и не стремясь сформировать отноше­ние, чувствуешь себя безумно хорошо. Напряжение сразу спа­дает. Ранее пугавшие виновность, безнадежность, сумятица становятся приемлемой частью внутреннего мира. Когда меня выслушивали и слышали, я по-новому воспринимал свои пе­реживания и мог продвигаться дальше. Вызывает удивление, что чувства, которые казались ужасными, становятся вполне терпимыми, когда кто-нибудь выслушает, неразрешимые проблемы представляются посильными. Я глубоко ценю чут­кое, эмпатическое, внимательное выслушивание".

Постановка вопросов

Получение информации о клиенте и побуждение его к самоанализу невозможны без умелого опроса.

Как известно, вопросы обычно разделяются на закрытые и открытые. Закрытые вопросы используются для получения конкретной информации и обычно предполагают ответ в одном—двух словах, подтверждение или отрицание ("да", "нет"). Например: "Сколько Вам лет?", "Вы замужем?", "Сколько раз случались с вами …?" и т.п.

Открытые вопросы служат не столько для получения све­дений о жизни клиентов, сколько позволяют обсуждать чувства. Открытые вопросы расширяют и углубляют контакт; закрытые вопросы ограничивают его. Первые широко распа­хивают двери хорошим отношениям, вторые обычно остав­ляют их закрытыми.

Примеры открытых вопросов: "Что Вы теперь чувствуете, находясь на «пике» жизненно важного решения?", "Что Вас тревожит?" и т.п.

Открытые вопросы дают возможность делиться своими заботами с консультантом. Они передают клиенту ответственность за беседу и побуждают его исследовать свои уста­новки, чувства, мысли, ценности, поведение, т.е. свой внутренний мир.

Выделяют следующие основные моменты консультирова­ния, когда используются открытые вопросы:

1. Начало консультативной встречи ("Какие причины побудили Вас к такому решению?", "Каким образом ваш партнер отреагировал на сообщение о беременности?").

2. Побуждение клиента продолжать или дополнять ска­занное ("Что Вы почувствовали, когда это случилось?", "Что еще Вы хотели бы сказать об этом?", "Не можете ли добавить что-нибудь к тому, что сказали?").

3. Побуждение клиента проиллюстрировать свои пробле­мы примерами, чтобы консультант мог лучше их понять ("Не сможете ли Вы рассказать о какой-либо конкретной ситуации?". «Вы боитесь, что … Попробуйте представить что…Каким образом тогда изменится ваша жизнь, отношения с окружающими?»).

4. Сосредоточение внимания клиента на чувствах ("Что Вы чувствуете, когда рассказываете мне?", "Что чувствова­ли тогда, когда все это произошло с Вами?").

Не следует забывать, что не всем клиентам нравятся от­крытые вопросы; у некоторых они повышают ощущение уг­розы и увеличивают беспокойство. Это не значит, что от таких вопросов следует отказаться, но их надо тщательно формулировать и задавать в подходящее время, когда име­ются шансы получить ответ. Учитывая, что женщины, планирующие прервать беременность, являются, как правило, немотивированными клиентами, они могут уклоняться от ответов. Однако и закрытые вопросы не смогут помочь в данном случае.

Хотя постановка вопросов является важной техникой консультирования, однако, как ни парадоксально, в консультировании следует избегать чрезмерного опрашивания. Любой вопрос должен быть обоснован — задавая его, надо знать, с какой целью он задает­ся. Это весьма сложная проблема для начинающего консуль­танта, (или в ситуации, когда клиент сопротивляется процессу консультирования), который нередко слишком беспокоится, о чем же еще спросить клиента, и забывает, что, прежде всего, клиента надо слушать. Если опрос превратить в основную технику консультирования, то и консультирование превратится в допрос или следствие. В такой ситуации клиент покинет ка­бинет консультанта с чувством, что был не столько понят и призван к эмоциональному участию в консультативном контакте, сколько допрошен.

Правила, которые сле­дует иметь в виду, задавая вопросы клиентам:

1. Вопросы "Кто, что?" чаще всего ориентированы на факты, т.е. вопросы такого типа увеличивают вероятность фактологических ответов, которые мало способствуют повышению взаимопонимания в беседе.

2. Вопросы "Как?" в большей мере ориентированы на че­ловека, его поведение, внутренний мир.

3. Вопросы "Почему?" нередко провоцируют защитные реакции клиентов, поэтому их следует избегать в кон­сультировании. Задав вопрос такого типа, чаще всего можно услышать ответы, опирающиеся на рационализа­цию, интеллектуализацию, поскольку не всегда легко объяснить действительные причины своего поведения (а на них прежде всего и бывают направлены вопросы "почему"), обусловленного множеством довольно противоречи­вых факторов.

4. Надо избегать постановки одновременно нескольких вопросов (иногда в одном вопросе заложены другие вопро­сы). Например, "Насколько ясно вы осознаете важность принимаемого решения? Не ду­мали ли Вы об этой ситуации в ином ключе?". Клиенту может быть неясно, на какой из вопросов отвечать, потому что ответы на каждую часть двойного вопроса воз­можны совершенно разные.

5. Не следует один и тот же вопрос задавать в разных формулировках. Клиенту становится неясно, на какой из вариантов надо отвечать. Подобное поведение консультанта при постановке вопросов свидетельствует о его тревоге. Кон­сультант должен "озвучивать" только окончательные вари­анты вопроса.

6. Нельзя вопросом опережать ответ клиента. Например, вопрос "Все ли хорошо ладится?" чаще всего побуждает клиента дать утвердительный ответ. В этом случае лучше за­дать открытый вопрос: "Как обстоят дела дома?" В подобных ситуациях клиенты нередко пользуются возможностью дать неопределенный ответ, например: "Неплохо". Консультанту нужно уточнить ответ другим вопросом такого типа: "Что для Вас значит "неплохо"?" Это очень важно, так как часто в одни и те же понятия мы вкладываем довольно разное содержание.

Ободрение и успокаивание

Эти техники очень важны для создания и укрепления консультативного контакта. Приободрить клиента можно краткой фразой, означающей согласие или (и) понимание. Такая фраза побуждает клиента продолжить повествова­ние. Например: "Продолжайте", "Да, понимаю", "Хоро­шо", "Так" и т.п. Довольно распространена выражающая одобрение реакция: "Ага", "М-мм". В переводе на язык речи эти частицы означали бы: "Продолжайте, я нахожусь с Вами, я внимательно слушаю Вас". Ободрение выражает поддержку — основу консультативного контакта. Атмосфера поддержки, в которой клиент чувствует себя свободно, по­зволяет исследовать возбуждающие тревогу аспекты само­сти, что особенно рекомендуется в ориентированном на клиента консультировании.

Другим важным компонентом поддержки клиента явля­ется успокаивание, которое вместе с ободрением позволяет клиенту поверить в себя. Это тоже короткие фразы консультанта, выражающие согласие: "Я хорошо Вас понимаю", "В данной ситуации каждая женщина чувствует сильное смятение ", "Это будет нелегко", "Я знаю, что будет не всегда легко, но Вы увидите, что это стоит Ваших моральных и физических усилий." и т.д.


snizhenie-socialnoj-problemi.html
snizhenie-tempov-razvitiya-fizicheskih-kachestv-u-devochek-8-17-let-po-sravneniyu-s-malchikami-etogo-zhe-vozrasta.html
    PR.RU™