Собеседования в Клингентале(в рамках ВСЦ) 1978-79гг.

В 1978-1979 гг. в рамках Всемирного Совета Церкей проходят собеседования, посвященные вопросу о Филиокве. В итоговом документе предлагаются некоторые элементы для приближения западного подхода к восточному, оправдывая при этом западную работу о выявлении отношений между Сыном и Духом. Прежде всего,читаем: участие Сына в исхождении Св.Духа не следует понимать лишь в отношении Его ниспослания, «ибо нельзя принять, чтобы то, что верно в историческом откровении Его бытия, не было верно, тем или иным образом, в отношении Его сущности и превечного бытия». Однако совершенно верно то, что Дух Святой исходит от одного Отца, в том смысле, что Он от Него одного получает Свое личное бытие «ипостась), также как Сын рождается от одного Отца. Однако при этом следует всегда помнить, что «Дух исходит от Отца, поскольку Отец есть Отец Сына». Таким образом, не следует говорить об исхождении Духа от Отца и Сына, так как это стирает различение в Его отношении к Отцу и Сыну по отдельности(восточный подход), однако следует помнить, что исхождение Духа от Отца предполагает отношение между Отцом и Сыном(западный подход). То есть можно было бы говорить о том, что Дух почивает в Сыне, воссиявает через Сына. Тем не менее сохраняется расхождение в том, что Восток не принимает мысли о каком-либо приоритете рождения Сына над исхождением Духа и предпочитает говорить об одновременности, сопутствоании.

Православная точка зрения была представлена на собеседованиях, в частности, о.Борисом Бобринским. В своем докладе о.Борис подчеркнул, что «всякое введение, даже концептуальное или понятийное, предшествования рождения Сына исхождению Духа ведет к рационализации и потере равновесия в троической тайне». Формулировка «tanquam ab uno principio» никак не может быть принята, ибо свойства либо ипостасны, либо общи трем. Формулировка «через Сына», заключил о.Борис, имела православный смысл у святых Иоанна Дамаскина и Тарасия, но во Флоренции она несомненно несла филиоквистскую нагрузку. Стремясь, однако, выявить положительный взнос западного богословия в развитие пневматологии, о.Борис высказал мнение, что Восток и Запад представляют собой два разных акцентирования «на движение проического откровения как откровения таинства спасения». На Западе, писал о.Борис, ударение ставится «на движении Отец-Сын-Дух, в котором Дух есть как бы откровение и ипостасный дар взаимной любви Отца и Сына ,сообщаемый человеку Отцом и Сыном»(то есть, если мы правильно понимаем, речь может идти только об энергии любви). Это понимание переносится на Западе с временной плоскости на вечность, так как различение между исхождение и ниспосланием здесь не разработано. Таким образом, Святой Дух мыслится в качестве «силы развития и свидетельства, позволяющей нам усвоить себе дело Иисуса в мире». Такой подход, считает о.Борис, справедлив, но односторонен. Восток, пишет он, восполняет этот подход указанием на иное «движение откровения»: «присутствие и почивание Духа на Христе», что указывает на пневматологический аспект христологии, - прежде чем быть ниспосланным Христом, Дух Святой являет Его. Филиокве, пишет о.Борис, разрушает это равновесие. Заметим, в отношении первой части этого рассуждения о.Бориса, что, на наш взгляд, если верно, что Запад не разработал различение между икономей и богословием, то надо учитывать и то, что учение о Филиокве было отнесено, во всяком случае со времени блж.Августина, именно к богословию, триадологии. То, о чем пишет о.Борис касаетльно Духа как дара, относится к энергетическому аспекту бытия Троицы, который на Западе отрицается. Следовательно, мы затрудняемся видеть правомерность, легитимность западного учения, если только, как писал Лосский, Запад не «перестанет воспринимать византийское богословие как новшество и признает, что оно есть выражение истин Предания», и «латиняне не останутся только латинянами в своем богословии». Наконец о.Борис указывал на то, что он считает положительными аспектами филиоквизма, а также на его недостатки. Прежде всего, это уже развитая выше интуиция того, что Дух Святой есть совместный дар Отца и Сына. Однако, добавляет о.Борис, Православие уточняет: «совместный дар Отца и Сына и Себя Самого». То есть речь вновь может идти только об энергиях. Затем, положительной интуицией филиоквизма является, по мнению о.Бориса то, что Сын не отсутствует в исхождении Духа. Но, , пишет он, с православной т.з. Сын не отсутствует в исхождении Духа. Но это участие Сына неизреченно – оно не включает в себя какой-либо причинности и «не ставит под сомнение непередаваемость ипостасного свойства Отца»» – Источника и Причины Божества. Наконец, с точки зрения о.Бориса, к положительным сторонам Филиокве относится учение о Духе «как взаимной любви и союза любви Отца и Сына». Отец Борис считает, что этот августиновский образ был введен святым Григорием Паламой «в православный триадологический контекст». А именно, по мнению о.Бориса, «согласно православному триадологическому сознанию, Дух Святой не один имеет свойство быь союзом божественных ипостасей: каждая Ипостась объединяет в Себе две другие Ипостаси». Мы видим, что эта точка зрения не полностью совпадает с интерпретацией, например, о. Амфилохия(Радовича), считавшего, что августиновский образ несет у святого Григория Паламы исключительно энергийную нагрузку. Точка зрения о.Бориса скорее следует, в смягченной форме, линии о.Сергия Булгакова так как она проявилась в докладах Мейендорфа и Верховского в 1950г.






sobstvennost-kazhdogo-iz-suprugov.html
sobstvennost-v-ekonomicheskoj-sisteme-tipi-i-formi-sobstvennosti-ih-evolyuciya.html
    PR.RU™